Из чего сделан пластический хирург премиум-класса? (продолжение)

Обновлено: 2 окт. 2019 г.

Первый пост этой серии был об инструментах, и их вкладе в достижение эстетического результата. Этот пост - о том, что позволяет из раза в раз, несмотря ни на что, достигать запланированных результатов.


Пост N2. Техника.

Самые популярные пластические операции по данным аналитического агентства Vademecum - блефаропластика и увеличение груди имплатнами. Как хирургу, мне это понятно. С одной стороны, простые в техническом исполнении, они по силам даже начинающим хирургам. С другой - следствием несложной техники является невысокая цена, а значит, позволить себе эти услуги индустрии красоты могут многие.


Иначе дело обстоит с ринопластикой. По востребованности она устойчиво занимает третье место. Вместе с тем по данным уже упомянутого агентства в 2017 году доля таких операций в России составила 10%. Чуть больше 15 000 операций. Это немного. И дело не в отсутствии спроса на эту услугу.


Ринопластика - вызов для хирурга. Эта операция лежит на стыке ЛОР-практики и пластики. ЛОР печётся о функциональном состоянии внутреннего носа. Пластический хирург болеет душой за красоту носа нужного. При этом встречаются парадоксальные ситуации. ЛОР, выпрямив перегородку после травмы, оставляет без решения проблему носового дыхания, так как не обладает техникой восстановления архитектуры носового свода. Пластический хирург, устранив наружный дефект и игнорируя функциональную проблему, не добивает эстетического результата. Согласитесь, как может быть красивым лицо с вечно открытым ртом из-за недышащего носа?


Хирургов, умеющих совмещать ЛОР-знания и концептуальные техники пластики, буквально единицы. Мне повезло:

👌Моя первая врачебная специальность ЛОР. Благодаря этому я на «ты» с анатомией носа. Как ЛОР, я подтверждаю свою квалификацию «врач высшей категории».

👌Деликатность в обращении с тканями носа была привита мне с первых дней в операционной. Любимая фраза первого учителя, потомственного отоларинголога Бориса Бродовского: «Нос должен дышать хорошо», - со мной до сих пор.

👌Квинтэссенция знаний по ринопластике вливалась в меня на самых мощных конгрессах в Чикаго, Далласе, Нью-Йорке, Бергамо. Я слушал доклады мировых светил: Дина Ториуми, Джека Гантера, Марка Константиана, Бахмана Гойурона. Но, что более важно, эта информация ложилась на подготовленную специальностью почву.

👌Во время стажировки в клинике ведущего пластического хирурга Канады Петера Адамсона я увидел, как в руках профессионала совмещается теория конгрессов с практикой. Поддержка и советы учителя (да здравствует Интернет!) помогали наработке навыков свободного владения новыми инструментами, швами, техниками перемещения и реконструкции тканей носа.

👌Видеозапись мастер-класса Дина Ториуми «Реконструктивная ринопластика» подарила мне знания по забору донорских тканей из ребра. Я отточил этот навык до совершенства и сейчас не представляю как без него можно решиться на вторичную ринопластику, когда «строительный материал» для воссоздания опорных структур в носу в дефиците или полностью отсутствует.

👌Меня приглашают спикером на профильные конференции по ринопластике. И это является отличным стимулом к тому, чтобы не киснуть в старых знаниях, а быть открытым новым методикам.


Сейчас я достиг того уровня мастерства, когда даже в сложных случаях вторичных ринопластик получаю запланированный результат. Это происходит, благодаря пониманию причин возникновения осложнений и путей их преодоления. Я точно знаю, когда не смогу помочь и прямо говорю об этом пациентам (да, я не господь бог). Вместе с тем, арсенал техник и приемов, которыми я владею, позволяет принимать верные решения в стрессовых ситуациях в операционной, что под силу только профессионалам высшей лиги.



Если Вы прошли через ринопластику, поделитесь, пожалуйста, опытом, как выбирали хирурга? Какой фактор был основным в принятии решения оперироваться именно у него?
























88 просмотров0 комментариев